Размещено: 17-05-2018, 21:16. Категория: КриптоНовости

Михаил Шляпников: начните с мешка картошки


В прошлом году мы наблюдали бурный рост криптовалют и ICO-проектов, которые собирали средства под самые различные идеи – сдача в аренду мощностей персональных компьютеров, продажа излишней электроэнергии, выпуск дебетовых криптовалютных карт, монетизация авторского музыкального контента. Преимущественно к краудфандингу прибегали инновационные проекты на блокчейне, которые развивали принципиально новые технологии или совершенствовали уже существующие.

Среди немногочисленных ICO, которые выполнили свои обязательства перед инвесторами, счет проектов, связанных с реальным сектором экономики, идет на единицы.

После ICO фермерского хозяйства «Экосистема Колионово», принадлежащего Михаилу Шляпникову, известному предпринимателю и убежденному анархисту, прошло чуть больше года. Мы взяли у него интервью, чтобы узнать, какие изменения произошли в его хозяйстве.

Во время прошлогоднего ICO была собрана немалая сумма. Сегодня стоимость привлеченных криптовалют составляет более $ 3,5 млн. Расскажите, как Вы распорядились финансами – отложена ли часть из них в расчете на дальнейший рост активов или все было инвестировано в развитие производства?

В первую очередь для развития мы используем колионы, а биткойны – сейчас их около 500 – это наш золотой и неприкосновенный запас, который мы не стали переводить в рубли и использовать в качестве инвестиций. Этим колион и наша модель ИКО отличается от других. Возможно, в свое время я слишком правильно перевел Initial Coin Offering (первичное размещение токенов), где нет ни слова про инвестиции.

В большинстве проектов, основатели просят крипту, чтобы перевести ее в фиат, создать продукт, а потом уже рассчитываться с инвесторами своими токенами. Отчасти это является причиной неудач при сборах, особенно в стартапах.  У нас сложившееся за 10 лет самодостаточное хозяйство и проведение ИКО потребовалось не столько для инвестиций, сколько для создания новой экономической связки между производителем и покупателем.

Сейчас, например, в питомнике с постоянно растущими в цене саженцами, ликвидных товаров примерно на один миллион долларов. Я это называю триадой нашей системы – портфель с топовой криптой, растущее производство и биржевая спекуляция. А технику, солярку можно легко можно купить за колионы, они конвертируются в любой точке мира, не обязательно менять полученные биткоины на рубли.

Cемена, например, я тоже покупаю за собственную валюту, работаю с разными странами — Китаем, Голландией, Чехией, Францией. На днях придумали применить их в США. Рублями, банковским кредитами или госсубсидиями для инвестиций я практически не пользуюсь.

Конечно, это произошло не за один день и репутация поддержана временем. Колионы впервые были применены в 2014 году. Сначала они существовали в бумажном виде, потом в безналичном, затем в виде паев, сейчас это биржевой токен, а после окончания посевной я буду думать над уже пятой его версией, которая привяжет его к производству, вобрав в себя правильный функционал и избавившись от излишеств.

По данным Coinmarketcap, Kolion (KLN) сейчас торгуется на одной бирже Tidex в паре с BTC и Waves. Спустя год после ICO его стоимость выросла почти в 2 раза, с $ 1 до $ 2, а в декабре 2017 года было зафиксировано рекордное значение в $ 9. Чем, по-Вашему, был вызван такой резкий взлет?

Сейчас токен пока в листинге двух бирж, кроме указанной на CMC еще на DEX Waves. По моему мнению и простому подсчету обеспечения, сегодня его реальная стоимость не менее $ 5,0. Но есть «невидимая рука рынка». Скорее всего на декабрьской ситуации сказалось несколько факторов. Конечно, это и рост биткойна, и хайп с елками, которые мы продавали за колионы, про это много писали в СМИ. Отчасти сказалась торговля на биржах, и в этом я вижу системную ошибку не только у своей, но и у большинства криптовалют.

Производственный колион не должен зависеть от биржевых манипуляций, искусственного завышения или занижения цены. Вернее, факторы ценообразования токена следует принимать не только относительно биткоина. Если я добьюсь некой связки цены с развитием производства, себестоимости, производительности труда, технологических решений и пр., то мы получим плавный рост, без резких взлетов и падений. Это будет нечто новое в мировой экономике, но протестированное на своем опыте и на земле.

Вообще у нас в России колион – это хайповая тема, которой интересуются журналисты и прокуратура, а за пределами нашей страны колион изучают, строят математические графики, техническое описание, исследования. На днях интервью брал CNN, скоро приедет голландское телевидение, китайцы интересуются, японцы, корейцы. Им интересны детали, вычисления, динамика, привязка к производству, а не только объем привлеченных средств.

Каким образом будет проходить «перезагрузка» колиона, будет новое ICO и новый токен?

ICO для нас уже отработанная тема, я понимаю плюсы инструмента, но это только способ. Будет плавная модернизация, точечная, незаметная для тех, кто рассматривает колион только как средство спекуляции, но эти изменения будут интересны экономистам.  У нас с февраля 2018 года введен в обращение KolionPlus. Пока он находится в тени, но вскоре те, у кого он хранится на кошельках, не пожалеют о его приобретении.

ICO стало для меня той нестандартной моделью, которую я искал еще 10-11 лет назад, когда начал ковыряться в земле. По сути, оно помогло мне получить оплаченные предзаказы, как у Apple, это мечта любого производителя. А теперь еще вырисовывается новая модель в криптоэкономике, которая пока не попала в публичное пространство, а тестируется у нас.

Если токен будет привязан к производству, каким образом зарубежные инвесторы смогут получить возврат своих инвестиций?

За счет биржевой игры, они в принципе на этом зарабатывают. Кстати, я заметил, что не все инвесторы претендуют на какую-то суперотдачу от своих вложений в колионы. Например, один из пользователей прислал мне 50 биткойнов, потому что ему понравилась идея по объединению блокчейна с землей. Я и сам иногда вкладываю в какие-то интересные проекты, не рассчитывая на получение прибыли.

Речь идет о других фермерах? Вы посоветуете им проводить собственное ICO, чтобы восполнить нехватку средств?

В России очень трудно давать советы, потому что у людей сформировалась искаженное представление о последовательности. Чаще всего все хотят сразу получить миллионы в биткойнах, особенно начитавшись заголовков про полмиллиона долларов Колионово. Стартапы заявляют о выходе на гигантские объемы, покоряющие за короткий срок Америку, Европу, Азию и Китай.

Часто говорю «попробуйте схему с мешка картошки». Сам так начинал. Все сажал сам, работников не было. Попробуйте на краудфандинговой кампании собрать предоплату на 10 мешков, у вас все получится. Но в конце концов все разговоры возвращаются к словам «дай нам биткойн и мы немедленно спасем мир».

Между тем предоплата деревенских продуктов – это простейшая модель. Например, человек оплатил для себя куриное мясо, яйцо, молочку и пр. Фермер купил семена, инкубатор или коз — ту необходимую производственную базу, которая сама себя воспроизводит. К осени у него не только мясо, но и цыплята, которые занесут яйца и тоже начнут размножаться. За три-четыре года можно развить свой бизнес и встать на ноги.

Что для Вас сейчас фермерское хозяйство Колионово – это проверка на прочность, любимое занятие или желание накормить всех натуральными продуктами?

Раньше я думал о Родине, хотел спасти мир, а сейчас просто думаю о себе. У меня комфортный мирок вне Матрицы, в котором есть место для друзей, партнеров, новых проектов. Мне это нравится, меня это забавляет, есть азарт и кураж замахнуться на что-то новое.

Недавно ко мне обратились из университета Петербурга с просьбой разбить плантацию иван-чая, которую они не могут организовать в своих условиях, попросили поддержать его на моей земле. Мне проект понравился, я им вдохновился. Через несколько дней вместе этим займемся. Интересно делать то, что еще никто никогда не делал. И в этом я вижу свободу, самоорганизацию, самодостаточность и взаимопомощь.


up